Около года назад наш сайт опубликовал статью — “Уж замуж невтерпеж” или нелегкая доля брачных иммигранток в Австралии. Публикация вызвала большой интерес и обсуждение этой проблемы.

Сегодня мы публикуем рассказ Наташи Лукиновой о трех женщинах, получивших, так называемую, невестинскую визу и попавших в кризисные ситуации после приезда в Австралию.

Имена и некоторые факты об этих женщинах изменены для соблюдения тайны частной информации, но все эти персонажи и их истории реальны.

Волею обстоятельств, я в данный момент временно проживаю по одному из «секретных» адресов Канберры, в доме-убежище, куда специальные государственные или общественные организации поселяют женщин, ставших жертвами домашнего насилия.

Я лично там несколько по другому поводу, но остальные жилички, я пока знаю трех, это брачные иммигрантки. Все они вышли замуж за австралийцев в надежде обрести семью и построить новую жизнь на нашей «земле обетованной», но попали в сложную жизненную ситуацию.

Слава Богу, они не из России. Одна из Вьетнама, другая из Китая, третья приехала из Индии. У каждой своя непростая история.

Мисс Майя, как она себя называет, была во Вьетнаме учительницей младших классов. У нее неплохой английский. Возраст около 40.

Ее нынешний муж, 60-летний вьетнамец с австралийским паспортом, познакомился с ней во Вьетнаме. Поженились. Она приехала к нему в Австралию. Видно, уж очень ей хотелось и замуж, и, особенно, в Австралию. Думаю последнее было основным, поэтому она не особо интересовалась, кто он, и что было в его прежней жизни.

partner visa

Оказалось, что её муж жил раньше во Вьетнаме, где у него была жена и две дочери. Потом, там его «нашла» пожилая дама, вьетнамка из Австралии, и переманила к себе. С первой женой он развелся, но она позволила ему забрать дочерей в Австралию. Со второй женой он жил, пока не получил гражданство, а потом ушел от нее за ненадобностью.

Подсуетился как-то и на сегодняшний день получает пособие. Имеет государственную, двухспальную квартиру, где проживает с младшей, 16-летней, дочерью. Старшая дочь тоже живет в отдельной государственной квартире.

Когда он привез Майю в Австралию и поселил у себя, он ей сразу доходчиво объяснил, что работать не любит, пособия ему лично хватает, а она должна работать на благо новой семейной ячейки. Ну, а деньги, соответственно, ему.

Определил её в кафе посудомойкой, а после 3-х часов дня вторая работа: пылесос за плечи и убирать офисы. Так и пошло. Дочь его Майю невзлюбила. Здоровье стало сдавать, еще и выкидыш добавил печалей.

Когда стал подходить к концу второй, обязательный год, за которым ей могла бы светить свобода, к ней на работу неожиданно пришла полиция и арестовала её.

domestic violence 2

Муж и дочь предъявили обвинение в том, что она угрожала их убить и они опасаются за свою жизнь. Майю даже не пустили в дом забрать вещи и документы, включая паспорт. Затем начались разборки: их слова против её слов.

Сейчас она в ужасающем шоке: понятно, что не об этом она мечтала. И вот, уже три месяца идут выяснения, попытки органов защиты женщин помочь ей с визой. Уезжать не хочется. Много времени проводит в библиотеке. Определили её на какие-то английские курсы. Конца её делу пока не видно. По утрам поет странные вьетнамские песни, когда не плачет.

Вторая женщина — китаянка мисс Клодия (почему-то им всем нравится титул Мисс) приехала в Австралию по гостевой визе 2 года назад.

Она очень привлекательна. Умеет одеваться стильно, приятные манеры, исключительно чистоплотна.

В Китае у нее были две проблемы: во-первых, она не китаянка, а представительница одной из 50 не коренных национальностей Китая. А во-вторых, она практикует Фалуньгун — религиозное движение на основе традиционной китайской гимнастики цигун в сочетании с элементами буддизма, даосизма и народных верований. Последователи этого движения преследуются в Китае властями вплоть до тюремного заключения, т.е там ей было не сладко.

В Австралии у Клодии родственница, которая и пригласил её в гости. Когда она была уже здесь, однажды в шопинг центре, к ней подошел мужчина, который выразил восхищение её красотой, и предложил знакомство. Он показался ей таким мужественным и сильным.

«Я подумала, что он супермен, — рассказывает Клодия , — и что он может защитить меня, что с ним я смогу ничего не бояться». Я видела фотографию этого «супермена» — избави Бог от такого защитника.

Огромный мужик с очень грубой внешностью. Оказался европейцем по происхождению, раньше служил в армии. Кем работает, она точно не знает.

Стали встречаться и вскоре поженились. Тут-то у него и начали проявляться странные наклонности. Похоже, он получал удовольствие, причиняя ей боль, особенно в сексуальном плане. Будучи таким огромным, а она миниатюрной и изящной, он был намеренно груб, и в довершение использовал всякие дополнительные средства для “удовольствия” (презеративы с шипами и т.п.) естественно не спрашивая её согласия.

domestic violence 3

После таких «экспериментов» Клодия несколько раз попадала в госпиталь с кровотечениями, стараясь скрывать свое состояние от мужа.

Ей нравилась его семья, его сестры и особенно 80-летний отец, который называл её дочкой. Новая родня хвалила её кухню, и она с удовольствием готовила для них. Однако муж становился все агрессивнее, обращался грубо, толкал её, сбивая с ног так, что она ударялась об стены.

Клодия пыталась угодить ему, чем вызывала еще большую агрессию. Однажды он совсем рассвирепел и стал кидать в нее стулья, расшиб голову.

Ей удалось бежать, и кто-то отвел её в полицию. Когда стали снимать показания, она сказала, что не хочет, чтобы его арестовали. На вопрос почему, она так поступила, Клодия сказала, что очень уважает отца своего бывшего мужа и не хотела доставить его семье неприятности.

В полиции ей советовали думать прежде всего о себе и не быть такой мягкой, но все-таки она отказалась от заведения уголовного дела.

Теперь её положение неопределенно. Плачет в три ручья, никак не может понять, в чем её вина. Проводит долгие часы за описанием своей жизни для иммиграции и визы.

Английский у нее очень слабый, но ведь теперь в смартфонах есть программы-переводчики. И вот так, фраза за фразой пишет на китайском, переводит через телефон, а затем печатными буквами переписывает свои страдания на бумаге, изливая таким образом свою душу.

С ней я общаюсь точно также, с телефоном в руках.

Эти две мисс между собой не ладят: одна чистюля, другая грязнуля. Как только я прихожу с работы, они ждут не дождутся мне все рассказать – как могут, а я уж разруливаю ситуации, тоже как могу.

Клодия любит готовить, и шлет мне забавные смс, естественно в переводе с китайского. Например: Miss Natasha, no buy food. You friend. Come eat dumplings.

Я тоже их угощаю. Им уже понравились мои сырники и аджаб-сандал.

Обе воспитаны в восточных традициях уважения к старшим. Поэтому не дают мне прибираться в местах общего пользования. Не успею отвернуться, моют за мной посуду и при мне не ругаются между собой.

Зная, как им тоскливо одним в бесконечном ожидании новостей, я каждый вечер провожу с ними по крайней мере час у телевизора. Весь январь и февраль мы смотрели по SBS-2 популярнейшую в Китае передачу “If you are the one”. Это шоу знакомств, где хорошеньким китаянкам представляют молодых людей, которые ищут себе пару.

Кстати, из этой передачи я много узнала о китайских традициях. Девушки и ребята задают друг другу вопросы, и один из ключевых вопросов всегда о родителях. Например, “Как ты будешь относиться к моим родителям?”. «Готова (готов) ли о них заботиться, как о своих, или даже жить вместе?» Передача оставляет хорошее впечатление о китайской молодежи.

А недавно, к нам подселили новую мисс, заполнив пустовавшую четвертую спальню.

Мисс Вики — индуска. Красивая, ей около 30 лет. С ней совсем другая история.

Несмотря на то, что она магистр математики и имеет высокий уровень интеллекта, её выдали замуж так, как это по-прежнему делается в Индии — по сговору между родителями.

Жених приехал из Австралии. Сыграли свадьбу, поселили её у его матери, где она и прожила год в ожидании визы. Муж часто звонил, и все, казалось, было отлично.

http://www.dreamstime.com/royalty-free-stock-image-australian-visa-closeup-passport-image33880826

В августе 2014 Вики прилетела к мужу в Австралию. Стали жить в доме, где он совместно с другими тенентами снимал две комнаты. Работал таксистом, образование – ноль. И каково ему было с магистром математики? Судя по тому, что он с ней вытворял, можно предположить, что он еще и больной на всю голову.

Во-первых, он никогда не спал с ней, ни одного раза, вообще к ней не прикасался.

Спать она должна была на полу у двери. Из дому выходить ей было запрещено. Денег он ей не давал совсем. Да, и зачем, если нельзя было выходить из дому?

Приходя с работы, этот индийский муж наглухо задвигал все шторы и свет включать не разрешал. Сидел в темноте, и иногда смотрел телевизор. Вики разрешалось смотреть телевизор, только стоя у двери.

Муж приносил продукты, но то, что она готовила, регулярно выбрасывал в мусорное ведро, без объяснений. Иногда она целыми днями сидела голодная.

Через месяц после её приезда в Австралию, они переехали в другой дом на подселение к кому-то. Через месяц — снова переезд. И так, за 5 месяцев сменили пять домов. Почему он это делал, она не знает.

Вскоре, муж начал её побивать, толкать, проходя мимо, щипать. Последней каплей было, то что он выбросил её вещи со второго этажа на улицу. Особенно её оскорбил вид разлетевшихся по земле дипломов и сертификатов, которыми она так гордится.

Вики рассказала, что все её родственники и соседи, все женятся по сговору, и многие прекрасно уживаются и строят свои семьи. Однако, похоже, ей крупно не повезло.

Тоже плачет и ждет решения иммиграционных властей. Уезжать, как другие, не хочет.

Дом, в котором мы живем — обычный, довольно старый, ничем не примечательный кирпичный и одноэтажный, с крутящейся сушкой для белья на заднем дворе.

Hills Hoist with washing

В доме есть все, что надо: спальни, кухня, душ и ванна, стиральная машина Bosch, два холодильника, микроволновка, пылесос, и т.д. Никакого высокого забора, обычный въезд во двор. Можно проходить мимо этого дома десятки раз в день и даже не предполагать, какая необычная жизнь протекает за его стенами.

И таких домов разбросано сотни во всех штатах, по всему континенту. Добрейшая в мире страна Австралия “утирает слезки” несчастным дурочкам, живущим в этих домах. Предоставляет им убежище.

Приносит поесть, давая понемножку денег на продукты и транспорт. Помогает получить вид на жительство, если это возможно. Получить пособие от Centrelink, и, нередко, жилье. Получить квалифицированную медицинскую и психологическую помощь и поддержку. Как можно после этого не восхищаться Австралией?

Facebook
Facebook
Google+
Google+
http://www.canberranovosti.com/2015/03/30/19015
SHARE