Помните сравнение — австралийская экономика это водный лыжник,  который скользит по воде за катером – Китаем. Что будет с “лыжником” если катер сбросит скорость или остановится?

Похоже этот неприятный момент для «лыжника» наступает.

Китайский фондовый рынок уже три недели в свободном падении. С 12 июня 2015 года фондовый рынок Китая потерял в стоимости акций 30% или более 3 триллионов(!) долларов. Это для сравнения это 11 ВВП Греции или две стоимости всей экономики Австралии.

chinabubble 4

Никаких признаков ослабления кризиса не видно. Ситуация такая, что когда все ожидают плохого сценария, рынок выдает очередной еще худший сюрприз, который даже никто не ожидал.

Китайское правительство предпринимает все возможное, чтобы сдерживать ситуацию.

Снизили процентные ставки, дают деньги, чтобы появилась ликвидность на рынке. Было объявлено, что за распространение слухов о кризисе китайской экономики и плохих перспектив фондового рынка, последуют уголовные наказания.

Национальным пенсионным фондам разрешено покупать акции компаний, прежде всего голубых фишек (т.е. основных), потому что спроса на эти акции нет.

Объявили о планах расследовать все сделки, в которых ставки делались на понижение курса. Разрешили брокерским фирмам создать большую компанию (4 июля) с капиталом почти в 20 миллиардов долларов для того, чтобы они покупали, опять же, акции голубых фишек.

Обе фондовые биржи (Шэньчжэнь и Шанхай) запретили выпуск новых акций (IPO), и приостановили все операции по IPO.

shanghai-composite

Фонд национального благосостояния создал компанию, которая скупает инвестиционные фирмы.

И хотя правительство Китая действует крайне энергично, несмотря на это индекс фондового рынка падает. Люди начали сбрасывать акции китайских компаний.

Против рынка даже такое сильное правительство ничего не может сделать, потому что рынок не верит Си Цзиньпину, который решил, что Китай это такая удивительная страна, в которой можно жить без политических реформ, и без политической конкуренции создать экономическое чудо, и что можно напрямую вмешиваться в механизмы принятия экономических решений.

Согласно опросу Bank of America Merrill Lynch, 70% управляющих глобальными фондами считают, что на китайском фондовом рынке образовался «пузырь».

«Уже осенью все будут активно обсуждать перспективы китайской экономики и то, как она потенциально может потопить и всю мировую экономику»

Еще один повод для беспокойства – это кредитный пузырь в Китае наподобие того, который был в США в 2008 году.

Что произошло

Китайские власти не могли смириться с тем, что экономика страны в 2014 году стала замедляться. В первом квартале 2015 до 7% в годовом выражении, самый низкий показатель с 2009 года.

Народный банк Китая еще в 2014 году начал стимулировать рост экономики путем подогрева кредитования. В 2015 году меры были усилены: НБК несколько раз понижал ключевые процентные ставки, что должно было привести к снижению ставок по кредитам для реального сектора – населения и бизнеса. Потом были смягчены правила покупки жилья. Следом были снижены требования к банковским резервам, чтобы финансовые организации не тормозили выдачу кредитов.

Однако эти действия видимого эффекта не дали, прогнозы по ВВП КНР менялись только в худшую сторону. Сейчас импорт, объемы производства и рынок жилья продолжают снижаться.

Все эти меры “надували” кредитный пузырь.

Стимулирование кредитования привело к тому, что банки стали получать ликвидные средства, но большую часть этих средств они вкладывали в фондовый рынок.

Вместо того, чтобы давать деньги в долг бизнесу, банки направили их на финансирование брокеров, которые покупали акции. Потому что это выгодней.

Все это и способствовало надуванию пузыря уже на фондовом рынке. Раздувание пузыря на фондовом рынке слегка замедлило образование пузыря на кредитном. Однако в любой момент один из этих пузырей может лопнуть, и признаки этого все заметнее.

chinabubble

Когда начали анализировать проблему с фондовым рынком, то выяснилось несколько вещей.

В Китае 80% инвестиций в фондовый рынок осуществляют частные лица. Китайцы увидели, что идет рост фондового рынка, и поддались лихорадке «срубить денег по-легкому». У них 140 миллионов счетов открыто на Шэньчжэньской бирже, 112 миллионов на Шанхайской, только весной этого года было открыто 20 миллионов новых счетов.

При этом акции крупных компаний росли не очень быстро, а мелкие и средние компании, которые не могли взять денег у государственных банков и, желая привлечь инвестиции, разместили акции на биржах, росли как на дрожжах. Цена мелких и средних компаний выросла за год в 4-5 раз.

И сейчас, когда всё «схлопнулось», с одной стороны, частные инвесторы потеряли средства, а с другой стороны, упала цена этих компаний.

Что такое мелкий и средний бизнес Китая? Это те самые сотни тысяч предприятий, которые работают в рамках глобальных цепочек и производят всё на экспорт.

Что такое вот эти 80% инвесторов? Это тот самый средний нарождающийся класс, который должен быть потребителем импорта. А импорт из таких стран как Австралия, Япония, Германия, США – это, собственно, стимул экономического роста.

То есть когда китайцы говорят об изменении стимулов роста за счет внутреннего спроса, то имеются в виду товары, услуги, квартиры (китайцы построили сотни тысяч квартир, которые никто не покупает).

А сейчас они все в долгах, потому что банки выдавали им в этой лихорадке короткие кредиты под 20% годовых и большинство кредитных договоров было составлено так, что при падении стоимости акций до определенного уровня заемщик должен дать дополнительный залог. И сейчас практически все китайцы стоят перед необходимостью дополнительно что-то закладывать с тем, чтобы подтвердить свой кредит.

Поэтому Китай стоит на пороге серьезнейшего взрыва фондового пузыря. Вернуться к нормальному состоянию будет очень сложно, потому что балансы этих компаний среднего и мелкого бизнеса очень слабые. По опыту Японии, когда там лопнул фондовый пузырь, им потребовалось около 20 лет, чтобы компании могли прийти в себя.

Потому что в балансе таких компаний образуется большая дыра с большими долгами и они перестают думать о развитии, поскольку они всё время думают о том, как погашать вот эти долги. Стоимость акций упала, а долги номинированные в долларах или в юанях остались.

Поэтому наша опора на Китай как на экономический локомотив сейчас столкнется с серьезной проблемой. Прежде всего нас ждет дальнейшее сокращение спроса на наше австралийское сырье, материалы и сервис (туризм, учеба). Будет сокращение экспорта товаров и продукции для среднего класса Китая из других стран. Это приведет в свою очередь к тому, что спрос на любое сырье в целом в той же Японии или Германии, которые производят готовую продукцию для Китая, уменьшится.

Все это может напрямую коснутся буквально каждого австралийца. Нравится вам это или нет, их проблемы это теперь и наши проблемы тоже. Китайский кризис — большая угроза нашим рынкам и нашему благосостоянию, и не важно инвестор вы или нет, каждый почувствует эффект большого китайского коллапса!

Проблема Китая имеет гораздо большие последствия для мира, чем проблема Греции.

Что делать в такой ситуации? Надо избавляться от долгов, по возможности, и надеяться что китайцы как-то удержат ситуацию.

Источники:
Интервью К.Ремчукова на Эхо Москвы
Деловая газета Взгляд
The Daily Reckoning

Facebook
Facebook
Google+
Google+
http://www.canberranovosti.com/2015/07/07/19879
SHARE